September 26th, 2009

Декан соцфака МГУ

Для укрепления духовного фундамента необходим какой-то сильно действующий цемент. Таковыми должны стать, на наш взгляд, политический консерватизм, сильное государственное начало, уважение исторического прошлого и православие. Коммунистическая идеология, сыграв определенную позитивную роль в советский период, исчерпала к концу XX в. свои функции. Сейчас она уже не может играть былую объединительную и консолидирующую роль. Либеральная идеология показала свою принципиальную враждебность стране и народу.

Предлагаю вспомнить формулу министра народного просвещения Российской империи графа С. С. Уварова (1786 - 1855) "православие, самодержавие, народность", которая служила основой официальной идеологии России вплоть до 1917 г. ... Триада принципов, гениально угаданных и сформулированных Уваровым, мы полагаем, является краеугольным камнем России, нашей общественной и духовной жизни.

Очевидно, что официальная идеология СССР - при всех ее недостатках и ограниченности - использовала глубинные, вековечные черты менталитета русского и других народов Советского Союза, наиболее фундаментальные архетипы русского национального сознания. Вера советских людей в советскую идеологию обеспечила ускоренную индустриализацию, беспрецедентный экономический, социальный и культурный прогресс, превращение СССР в великую сверхдержаву, победу в Великой Отечественной войне. Советский Союз благодаря своей идеологии являлся надеждой всех прогрессивных сил мира, боровшихся против западного либерализма, продвигаемого США и их союзниками. И поныне, вопреки клевете либералов, сталинский период рассматривается всеми беспристрастными наблюдателями и вспоминается свидетелями как период грандиозного расцвета страны, время великих достижений и побед.


via juan_gandhi
  • Current Mood
    enraged enraged

Толстой и Достоевский

Корни сродства, пожалуй, более или менее ясны. Творчество обоих пронизано одной главной струной, одной доминантой: состраданием. Оба могли бы сказать про себя вслед за Радищевым: “И душа моя страданиями человеческими уязвлена стала”. Оба всю жизнь бесстрашно, напряжённо ищут ответа на вопрос: почему, зачем, из-за чего люди на земле так изобретательно, долго, безжалостно мучают друг друга? В том числе люди, называющие себя христианами, знающие призыв Христа к бесконечному милосердию?

И в поисках ответа на этот вопрос пути их безнадёжно расходятся. Они по разному понимают природу странного создания по имени “человек” — отсюда возникает несовместимость.

Возможно, это как-то связано с различием их судеб. Различием, которое в самом сжатом виде можно описать так:

Достоевский не воевал, а Толстой не сидел в тюрьме.


via razinkin